Стихотворения [9/41]

Стихотворения [9/41]

Ты слышишь - там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке. И он так одиноко плывет в снегу. Сшивая ночь с рассветом Ты ли, ангел мой, возврата ждешь, под снегом ждешь, как лета, любви моей?.. Во тьме идешь домой. Не ты ль кричишь во мраке? Грустный хор напомнило мне этих слез звучанье.

Какой вампир живет в твоей душе?

Первый — вы ему доверяете, а он вас убивает; второй — вы ему не доверяете и он вас убивает: Ироничность фразы показывает, что сам поэт предпочитает некий неназванный идеальный вариант. Этот путь скоре всего следует искать в диалоге двух языков, двух поэтических систем, мировоззрений, эпох. Бродский считал своей миссией осуществить встречу и синтез двух языковых культур. Интерес к творчеству поэтов метафизиков Марвелла и Джона Донна проявляется в самом начале его творческого пути.

И вот уже на пустом месте возникает ссора, и там, где только что царил нас и натыкается на препятствие страха Божия в нашем сердце, он пускает в на Бога, и когда «кто-то» начинает нам шептать на ухо безумную мысль.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо

Мы смеёмся над смертью и покупаем килограммы таблеток в аптеке; Мы говорим, что жизнь прекрасна и идём в магазин за ещё одной бутылкой водки; Нам насрать на общественное мнение, и мы постоянно спрашиваем: Можно расправить крылья и улететь от всего этого навстречу ветру. Но у нас нет крыльев. Потому что мы их недостойны.

Крепость, и от крепости - страх, И мы, дети, у Тебя в Ясны соколы здесь, ясны соколы там. Сокол летит, а . И шепчет:"Делай, что хочешь, Но молчи .

ТЬМА медленно наползала и окутывала собой всё живое. Она неумолимо принимала тебя в свои объятия. Ты с ужасом смотришь на свои руки, которые постепенно растворяются во ТЬМЕ и спустя мгновенье ты полностью растворяешься в ней. Первое твое ощущение, что тебя не стало, но постепенно ты осознаешь, что всё же существуешь, но уже по другому, в другом для тебя мире.

Это мир теней и мрака. Постепенно привыкая к нему, ты осознаешь что ты не один в этой ТЬМЕ. Этот мир населён своими существами и подчиняется своим законам , авторы изображений в комментарии Текст:

ты слышишь там в холодной тьме там кто то плачет кто то шепчет в страхе

Большая элегия Джону Донну Книга: Стихотворения и поэмы Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

Что Нет больше страху Что Нет Вот подбежал к Раисе Михайловне. Нагнулся. Шепчет в ухо. - Довольно Мерзавцы! Что ты там еще делаешь .

По-русски Исаак теряет звук. Ни тень его, ни дух стрела в излете не ропщут против буквы вместо двух в пустых устах в его последней плоти. Другой здесь нет — пойди ищи-свищи. И этой также — капли, крошки, малость. Исак вообще огарок той свечи, что всеми Исааком прежде звалась. И звук вернуть возможно — лишь крича: Совсем иное дело — Авраам.

404 — Страница не найдена

Ну я не убиваю это точно Твои глаза прозрачней льда тебя коснулись смерти холода Печаль была тогда горда ведь забрала счастье у меня А я смотрел на небо взглядом Хотел с тобой лежать я рядом И баловал себя, я страшным ядом Под Люцеферовым венчальным взглядом Я собакой скулил у закрытых дверей Мне ангел сказал уходи не потей Тебе закрыта райская дверь не увидишь ее ты во веки теперь Осенний дождь все плакал за окном а я умирал в одиноком доме родном воспоминания резали в кровь Колоколами кричала церковь Но я не услышал тебя Лезвием яда напился не зря Оказалось все просто игра Жаль что смерть это не поняла Глупость людям дана без остатка, Кто отдал?

Но в мгновенье простого запала, Когда думать никто не привык, Только глупость миры создавала, Только глупость их рушила вмиг… Создание дьявола Творение сатаны Лишь только плотью Утешать способна. Ей чужды чувства Чужды ей мечты Любви она по сути не достойна. И вот влачит свое существование Ничтожна жизнь и устремления ее.

Ты слышишь - там, в холодной тьме: там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. И плачет он. Там кто-то есть во .

Тревожный мир забыт во сне святыми - к их стыду святому. Геенна спит и Рай прекрасный спит. Никто не выйдет в этот час из дому. Глаза не видят, слух не внемлет боле. И вместе с ним вражда заснула на снегу в английском поле. Архангел спит с трубой. И кони спят, во сне качаясь плавно. И херувимы все - одной толпой, обнявшись, спят под сводом церкви Павла. Все образы, все рифмы. Сильных, слабых найти нельзя.

Порок, тоска, грехи, равно тихи, лежат в своих силлабах.

Чтоб не забыть - Форум

Мудрец , закрыт 9 лет назад Кому в войне не хватит воли, тому победы не видать, коль торговать, не всё равно ли, свинцом иль сыром торговать И, смело шествуя среди зловонной тьмы, мы к Аду близимся, но даже в бездне мы без дрожи ужаса хватаем наслажденья Будь то Парис иль нежная Елена, но каждый, как положено, умрет. Дыханье ослабеет, вспухнут вены, и желчь, разлившись, к сердцу потечет Ни одна ночь не приносит с собой полной темноты.

Я говорю вам, я утверждаю, что у самой глубокой печали есть дно Мир бытия — досадно малый штрих среди небытия пространств пустых, однако до сих пор он непреклонно мои нападки сносит без урона Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке Под миром есть боль, переломанные бедра, напалм, горящий в черных волосах, фосфор, разъедающий локти до костей Писатели, нас много.

И богадельню критикам построим в Ницце Красив, умен, слегка сутул, набит мировоззрением, вчера в себя я заглянул и вышел с омерзением Я-то буду за Стиксом не в первый раз, я знаю, что стану там железной собакою дальних трасс — бездомным грейхаундом Земля — твое, мой мальчик, достоянье, и более того, ты — человек!

Читать онлайн книгу «Приключения Лешика на острове страха» автора Олег Рой. Там должно быть много растительности, Жек, и есть ещё кое- что – в этом Целыми днями она сидит в своей комнате и всё шепчет что-то .

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек.

И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, всё. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук.

Большая элегия Джону Донну

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Джимми правда совсем не страшно - ни собак там и ни бандитов. Шепчет ртом - изломанным, рваным, страх тяжел и неудержим. Занавешено .

вот мой стих вены порезанны, руки в крови, девочка-эмо хотела любви, слезы текут обливаясь ручьем… Мокрый листок, она прочитала, это письмо: Но не знала, что чувствует он. Но вот однажды она узнала, Что он в другую влюблён. Очень расстроившись, девочка эта И, поплакав подруге в жилетку, Ей на душе легче стало.

Время прошло, чувства прошли, Ей мальчик один признался в любви, Его и она полюбила. Но тот обманул жестоко её. Она в нём разочаровалась. Девица достала огромный свой нож И… с жизнью навеки рассталась. С тех пор уж прошло почти десять лет Семья и друзья её помнят… Нельзя было так жестоко шутить Над девочкой, жизни лишённой.

Плейкаст «ТЬМА.................»

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

Ты слышишь -- там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. И плачет он.

Храни меня, Господь, от тех, кому я верю, от тех кому не верю, оберегусь я сам. Уснули стены, пол, постель, картины, Уснули стол, ковры, засовы, крюк, Весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, Хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, Ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, Ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, За зеркалом, в кровати, в спинке стула, Опять в тазу, в распятьях, в простынях, В метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть Ее конек. И весь квартал во сне, Разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, всё. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, Замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук.

МАНЕКЕНЫ-УБИЙЦЫ :0


Comments are closed.

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно реальна! Узнай как победить страх, кликни здесь!